Сайт о городе Лукоянове и Лукояновском районе
Нижегородской области
Сегодня: 16 августа, 2022 (Вторник)
 Главная | Фотоальбомы
Последние комментарии
opergs (Статьи)
18 июля 2022 — 09:24
Напишите историю села Мерлиновка со слов Вашей бабушки. Очень интересно будет сравнить. >>>
Тимаков А.И. я жил в этом селе и купался в прудах этого села.и моя бабушка поведала историю села. Все не так (Статьи)
16 июля 2022 — 06:09
Все не так. Володин пруд находится не у церкви, уже лож. У церкви находился свой пруд с родником.дальше по каскаду Правленческий пруд поскольку... >>>
Владимир (Статьи)
14 июля 2022 — 15:58
Ещё бы кнопку поставить для быстрого пролистывания параметров. >>>
Владислав (Статьи)
28 мая 2022 — 00:40
Ничего нет про Новомихайловку >>>
Татьяна Зорякова (Фотоальбом)
13 апреля 2022 — 11:53
Добрый день! Хотелось бы найти информацию о Боженькине Федоре Лаврентьевиче 1866 г.р., уроженца села Малые Ари Лукояновского района . Буду благодарна... >>>
Прогноз погоды
Ежедневный гороскоп
Вчера  Сегодня  Завтра
Овен (21.03–20.04)
16.08.2022
Хорошенько подумайте прежде, чем поддаваться общим настроениям. Возможно, сегодня вам лучше побыть в оппозиции к окружающим.
Случайное изображение
мы верим твердо в героев спорта 1.jpg
Мудрые мысли
Есть и такие ошибки, которые мы извиняем.
Гораций
Реклама
Наш баннер
Лукоянов.Ру - сайт о городе Лукоянове и Лукояновском районе.


Фильтр:

Лукояновцы в борьбе за Советскую власть и социализм. Часть 1
14 Февраля, 2022 - 15:26:52 (opergs)
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Книга Бутусова.gif Очерк истории Лукояновского района за 40 лет советской власти, написанный М. Н. Бутусовым, представляет собой интересную попытку показать "на примере одного района, какое влияние оказала Великая Октябрьская социалистическая революция на деревню, как под руководством Коммунистической партии Советского Союза на основе союза рабочего класса и крестьянства были изменены его хозяйственные, политико-социальные и культурные условия в самом ходе социалистического строительства и, как в результате победы социализма, колхозный строй коренным образом преобразовал всю общественно-экономическую обстановку, быт и культуру села.

М. Н. Бутусов, будучи студентом Горьковского педагогического института имени М. Горького, в течение ряда лет упорно и настойчиво работал по собиранию материала, разыскивал в библиотеках, архивах, через частных лиц литературные источники, документы, фотографии и т. д., относящиеся к истории родного ему района.

При помощи кафедры истории СССР педагогического института М. Н. Бутусов добился цели. Он написал работу, в которой рассматривает историю района с древнейших времен до наших дней. Настоящий очерк является последней ее частью. Он будет полезен не только для лукояновцев, но заинтересует и широкие круги трудящихся других районов.

Н. М. Добротвор


ПОД ГНЕТОМ ЦАРИЗМА

Заселение территории среднего Поволжья, в том числе территории, которую занимает сейчас Лукояновский район, началось в самые отдаленные времена. Об этом наглядно свидетельствуют каменные топоры, наконечники копий и стрел, всевозможные скребки, лезвия, найденные в районе рабочего поселка Разино, села Тольского Майдана, по рекам Уркату и Рудни. Начиная с XI века, на территорию, где жили мордовские племена, стали проникать восточные славяне.

В течение длительного времени мордовская земля была ареной военных столкновений. Не раз устремлялись сюда правители приволжских болгар, а также отряды русских князей. С основанием Н. Новгорода (1221 г.) усиливается колонизация славян на Востоке и укрепляются связи русских с мордвой.

Поощряя продвижение своих подданных на юг от Нижнего Новгорода, нижегородский князь Константин Васильевич (1340-1355) разрешил им селиться за реками Кудьмой, Пьяной и Сережей, "кто где похощет". С присоединением Казанского ханства к русскому государству в XVI веке складывается в более или менее определенных границах Арзамасский уезд. В его состав вошли будущие Арзамасский, Ардатовский, почти весь Лукояновский уезд, южная часть Княгининского и юго-западная часть Сергачского уездов.

Арзамасский уезд делился на семь станов: Ирженский, Шатковский, Тешский, Ичаловский и Залесный. Территория будущего Лукояновского уезда относилась к Залесному стану. В XVI веке Арзамасский уезд особенно быстро заселяется русскими дворянами, которые приходили сюда под видом так называемого въезда. "Въезд" вскоре превратился в ширму, под невинной вывеской которого скрывался беззастенчивый захват помещиками мордовских угодий. Леса вырубались, землю, которую они занимали, распахивали. Среди мордовских селений возникают русские деревни и села. Из писцовых и переписных книг известно, что в Залесном стане до 1600 года было 22 селения (деревни). 15 деревень были заселены исключительно мордовским населением. В семи деревнях жили русские, составлявшие 32 процента от всего населения стана.

Но от усиливающейся крепостнической эксплуатации одинаково страдали как мордовские, так и русские крестьяне. Жизнь их становилась невыносимой. Непрерывные войны требовали людей и денежных средств. Военная служба все более и более перелагалась на тяглое население, на него же падало и растущее налоговое бремя.

Нищие крестьяне.jpg Бедный крестьянин должен был найти деньги, чтобы рассчитаться с всевозможными повинностями и сборами. А где их взять, если он владел небольшим клочком земли, а техника ведения хозяйства была отсталой? Усиливается бегство крестьян от помещиков. Крестьяне бежали дворами, оставляя "пустоту" в деревне, бежали и целыми селениями.

К 70 годам XVII века запустели Старая Маресева, Старая Резоватова, Байкова, Кемары, обе деревни Калапины. Причина запустения деревни того времени выражена в сказке выборных людей от бортников и мордвы Залесного стана, в которой говорилось: "Починки ныне пусты, мордва разбежалась от хлебного недорода, от податей".

Восстание Степана Разина.jpg Доведенные до отчаяния невыносимым гнетом, крестьяне поднимались на открытую борьбу с помещиками. Лукояновцы присоединялись к массовому народному движению, развернувшемуся в 1670-1671 годах под руководством Степана Разина. Посланцы Разина ходили по деревням, тайно распространяя "прелестные грамоты", в которых Разин призывал "всю чернь" подняться против изменников-бояр и дворян.

В глухих мамлеевских лесах сосредоточилось около четырех тысяч разинцев, в том числе было 500 конных крестьян и казаков, вооруженных плетьями, пушками и другим оружием. В середине октября 1670 года из Мамлеева в с. Пою было направлено 500 вооруженных разинцев. Они ставили своей целью разгромить ставку боярина Долгорукого в Арзамасе, а потом пойти на помощь самому Степану Разину. Около с. Пои завязалась жаркая схватка разинцев с отрядом Щербатого. Разинские отряды потерпели поражение и понесли большие потери убитыми и ранеными, потеряли оружие, обоз.

Воевода Щербатый признавал, что в с. Мамлееве у него "с воровскими людьми был большой бой". Нет сомнения, что в этом бою погибло немало и ратных людей, но об этом Щербатый умалчивает в своем докладе князю Долгорукому.

У захваченных в плен разинцев в боях под Мамлеевым и Поей было обнаружено много писем, списков участников крестьянских отрядов. "Письма" и "прелестные грамоты" ясно говорят о непосредственных связях указанных селений с самим Разиным. Царское правительство задушило народную борьбу, прокатившуюся громовым раскатом на Дону и в Поволжье.

Но в XVIII веке крестьянское восстание повторилось с еще большей силой. Целый ряд селений будущего Лукояновского уезда был тогда охвачен новой крестьянской войной, развернувшейся под предводительством Пугачева.

На активную борьбу против своих помещиков поднялись крестьяне сел Пичингуши, Иванцева, Б. Аря, М. Аря, Н. Пичингуши, М. Арати, Н. Иванцева, Лукоянова, Болдина, Мамлеева" и многих других.

Отряды восставших крестьян, вооруженные кольями, вилами, топорами, громили помещичьи имения, жестоко расправлялись с крепостниками. Многие селения уезда покрылись "глаголями", на которые попадали крестьяне, принимавшие хотя бы малейшее участие в народном движении. "Глаголи" были сооружены, в частности, в селах Крюковке, Лопатине, Болдине, Лукоянове, Шандрове, Атингееве, Иванцеве, Салдаманове. Крестьянская война под предводительством Ем. Пугачева хотя и потерпела поражение, как и восстание Степана Разина, но она пробила новую брешь в стене крепостничества. После подавления крестьянской войны Екатерина II, в целях обеспечения власти помещиков над многомиллионным крестьянством, предприняла крупную реформу местного управления. Вся страна была разделена на 50 губерний (вместо 8 губерний). Каждая губерния делилась на уезды с таким расчетом, чтобы каждый уезд охватывал примерно 30 тысяч населения. В отдельных случаях 2-3 губернии входили в состав одного наместничества. Этим достигалась большая централизация всего управления.

Уездами управляли дворяне, которые выбирали из своей среды капитана-исправника с заседателями. Таким образом, дворяне к тому, что они имели власть над крепостными, как помещики, получили еще административную власть. В связи с проведенной административной реформой, сравнительно небольшое село Лукояново, заселенное экономическими, бывшими монастырскими крестьянами, в 1779 году было превращено в уездный город. Лукояновский уезд объединил в своих границах южную часть Нижегородской губернии, уступив по площади только Нижегородскому и Арзамасскому уездам, а по населению занял первое место в губернии.

Реформа управления не улучшила, а ухудшила положение крепостных крестьян. Материалы Лукояновской нижней расправы и нижнего земского суда последней четверти XVII в. рассказывают об участившихся случаях побегов крестьян от своих помещиков, об открытых столкновениях на почве малоземелья и притеснений.

Крестьянин в глазах помещика был не человек, а простое орудие для работы. Крестьян покупали и продавали, как скотину, насильственно женили и выдавали замуж (часто даже несовершеннолетних). Ничего не составляло помещику проиграть в карты целую крестьянскую деревню, перевезти обездоленных и бесправных бедняков с их скудным скарбом за десятки верст к новому владельцу.

В село Гаврилово, по свидетельству старожилов, были привезены около двух десятков крестьянских семей, проигранных в карты помещиками Сибриным, Нелидовым и Кикиным. Барщинный труд тяжелым бременем ложился на крестьянские плечи. Особенно тяжелой была повинность, связанная с отправкой сельскохозяйственной продукции на Лысковскую пристань. Внутриуездный рынок не поглощал продуктов, произведенных в помещичьих имениях.

Помещики на лошадях крепостных крестьян везли огромные массы хлеба за 200 и более километров в сторону Н. Новгорода. Внутриуездный рынок не обеспечивал и крестьянина. Хлеб был дешев. Кроме того, в связи с началом развития капиталистических отношений, на рынке появились скупщики, которые за бесценок брали у крестьянина продукты сельского хозяйства, давали деньги под следующий урожай, что делало крестьянина зависимым от помещика и скупщика.

Так было в первую половину XIX века. Рост крестьянских волнений, особенно в период Крымской войны, говорил о глубоком кризисе крепостничества. Назрела историческая необходимость ликвидировать основную причину этого кризиса - крепостное право.

Лукояновские помещики, как и помещики других губерний и уездов, еще за год до реформы 1861 года стали созывать уездные дворянские съезды, где договаривались об общей линии поведения во время проведения реформы.

Помещики говорили, что съезды собираются "с целью сообщения своих опытов, замечаний по различным вопросам сельского хозяйства". Однако это была лишь маскировка от крепостных крестьян, которые на первых порах не могли раскусить грабительских замыслов своих "господ". Судьбы более шестидесяти шести тысяч крестьян уезда находились в руках Кочубеев, Лубяновских, Русиновых, Протасовых-Бахметьевых и им подобных.

После реформы 1861 года в Лукояновском уезде лучшие земли оказались в руках крупных землевладельцев. Мужик же бы посажен на "пенечки" да на "песочки". Мужику дали столько земли, что ему и куренка некуда было выпустить. В селе Б. Ари 4 помещика получили 2100 десятин земли, а крестьяне получили в среднем на двор по 3,5 десятины. Сто сорок крестьянских семей здесь совсем не получили надела. Реформа обманула ожидания крестьян.

Среди крестьян стали распространяться слухи, что она не является окончательной, что надобно ожидать второй, настоящей воли. Но ожидания оказались напрасными. На крестьян наложили новые большие налоги. В селе Николай Даре на каждую душу падало до 12 рублей налогов. Таких больших денег крестьянин не имел. Доход от хозяйства был незначителен. Даже у среднего крестьянина не хватало на год хлеба. Беднота с ноября - декабря месяца начинала голодать и вынуждена была идти в кабалу к помещику.

В послереформенное время, чтобы заработать деньги на уплату налогов, мужчины, а иногда и женщины уходили на "низ" (средняя Волга), на мурашкинские кожевенные заводы, где за сезон им удавалось заработать по 10-15 рублей.

ac00fcdf-6479-4a35-94bc-d2a7e4c16b00.jpeg На мурашкинские кожевенные заводы из Лукояновского уезда нанималось ежегодно до 500 крестьян. Главными пунктами, откуда поступали в Мурашкино рабочие, были Крюковская и Саврасовская волости. Не случайно все рабочие-мураши носили характерную кличку "саврасы". Но реформа 1861 г., несмотря на то, что положение крестьян оставалось тяжелым, имела объективно-прогрессивное значение. Она помогла росту капитализма в России. В уезде стали шире распространяться ремесла, возникали новые местные промыслы. Ведущую роль играла обработка дерева.

ложкари.jpg Бондарное производство, производство деревянных ложек, саней, колесное производство - вот главное занятие лукояновских кустарей. Большое место занимало поташное, кирпичное производство (Починки), а также производство валеной обуви. Лукояновский уезд занимал тогда первое место по производству рогож среди уездов Нижегородской губернии. Центром рогожного промысла было с. Кочкурово с окрестностями, где в конце 80-х годов этим промыслом занимались 2720 человек.

В д. Монастырке особенное распространение получило ложкарное производство. В этой деревне, по данным 1890 г., насчитывалось 150 кустарей. Бондарное производство было распространено в селах Кудеярове, Дуракове. 160 кустарей Силина, Силинского Майдана, Пои, Кирляйки и Гремячки занимались, главным образом, производством колес, саней, телег, полозьев и дуг.

Канатное производство.jpg Только в с. Поя за год выделывалось более двух тысяч саней. В д. Лукановке главным занятием кустарей был канатный промысел. В ряде сел занимались выделкой берд, пенько-прядильным и ткацким производством. Из 41 927 трудящихся уезда 29 388 человек, т. е. 68,9 процента занимались промыслами, из них 19 955 человек - местными и 9433 человека - отхожими. Из 30 890 дворов 22 559 имели обязательно какой-нибудь промысел.

Условия труда кустарей были крайне тяжелыми. Работать приходилось 14-15 часов в сутки, в неприспособленных помещениях, при тусклом свете лучины. Кустарь терял зрение, здоровье, не редки были случаи, когда к нему приходила преждевременная смерть. Но кустарный промысел давал возможность крестьянину заработать деньги, чтобы уплатить налоги и как-нибудь прожить. С отменой крепостного права заметно оживились капиталистические элементы в сельском хозяйстве, хотя остатки крепостнических пережитков тормозили развитие капитализма. Недостаток земли у крестьян, чересполосица, отсутствие угодий, тяжесть царских налогов - все это заставило их арендовать землю у помещика, за что они должны были своим инвентарем обрабатывать помещичью запашку. Это была старая барщина, переродившаяся в форму "отработок".

Другой формой этой же барщины была "испольщина", при которой половину урожая крестьянин должен был отдать помещику за арендованную землю. Вырвавшись из-под власти крепостника, крестьянин "оказывался в зависимости от нарождающегося капитала". Растущие кулацкие и помещичьи хозяйства требовали для обработки своих земельных участков и уборки урожая более совершенных сельскохозяйственных машин и орудий, спрос на которые после отмены крепостного права особенно вырос. Первой попыткой удовлетворить растущие потребности землевладельцев явилось механическое заведение госпожи А. В. Мессинг в селе Шутилове.

Во многих хозяйствах не только уезда, но и губернии была распространена сушилка с калорифером, изобретенная г. Мессингом. Другое заведение подобного типа было открыто в с. Шутилове братьями Кельдюшевыми. 3 июня 1874 года на экстренном съезде сельских хозяев Лукояновского уезда председатель земской управы Русинов предложил организовать сельскохозяйственную выставку, чтобы посмотреть, что сделано за 10 лет после отмены крепостного права в области сельского хозяйства и промышленности в уезде.

Выставка имела целью пропагандировать все лучшее, что имеется в отдельных хозяйствах, обменяться опытом в развитии земледелия, животноводства, промышленности. Сельскохозяйственная выставка была открыта на Обуховской даче 15 августа 1874 года. Здесь было представлено земледелие, скотоводство, промышленность, демонстрировались сельскохозяйственные машины братьев Кельдюшевых, которым присуждена была серебряная медаль императорского Московского общества сельского хозяйства и денежная премия.

Следует сказать, что сельскохозяйственные машины, произведенные в механических мастерских, в первую очередь приобретали помещики и кулаки, выделившиеся из среды лукояновского крестьянства. Они наживались за счет аренды крестьянских наделов, они покупали земли у помещиков и строили себе хутора. К 1874 году таких хуторов насчитывалось в уезде более сорока. Если помещичьи и кулацкие хозяйства крепли и расширялись, то крестьянские - нищали. Малоземелье, недоимки подушной подати, государственной земской повинности, накапливающиеся из года в год, вконец разоряли и без того бедного крестьянина.

Недоимки по обложению подушной податью росли и потому, что положением 19 февраля 1861 года Лукояновский уезд был полностью отнесен к черноземной части, в то время как в Силинском Майдане, Силине, Новой Деревне, Михайловке, Шутилове, Орловке, Гремячке, Прудах, Елховке, Русиновке и других селах были малопригодные песчаные и супесчаные земли. С крестьян, сидящих на этих землях, повинность взыскивалась по такой же раскладке, что и с крестьян, сидящих на черноземных землях. Сумма подушной подати по Лукояновскому уезду была самой большой из всех уездов Нижегородской губернии. Одна десятина облагалась налогами в сумме свыше двух рублей. Эти платежи поглощали более половины общего дохода крестьянина. К 1900 году в Лукояновском уезде на каждого жителя в среднем приходилось недоимок по 11 рублей 86 коп.

Деревня голодала и вымирала. Каторжные условия жизни крестьян порождали массовую смертность. Достаточно сказать, что в с. Б. Ари за 23 года (1843-1866 гг.) смертность детей ежегодно доходила до 80 процентов. Целые деревни и волости Лукояновского уезда были поражены всякого рода эпидемическими заболеваниями (сифилис, трахома и пр.). Неурожайные годы приносили ещё больше горя и страданий бедноте. В течение десяти лет (с 1861 по 1871 г.) в уезде было два голодных года.

Неурожай 1891 -1892 гг. доставил Лукояновскому уезду всероссийскую печальную известность. Разразившийся голод захватил весь Лукояновский уезд. "Губерния" сначала не придала этому никакого значения, пытаясь замолчать бедствие, объяснить все недородом. Однако голод ежедневно уносил десятки человеческих жизней. В ряде селений (Протасово, Мерлиновка и др.) обнаружились вспышки эпидемических заболеваний.

В Н. Новгород одна за другой приходили из Лукоянова телеграммы с уведомлением губернских властей о чрезвычайном положении в уезде в связи с голодом. В голодающий уезд тогда выехал известный писатель и общественный деятель В. Г. Короленко. В. Г. Короленко развернул большую работу по организации помощи голодающим.

По его инициативе в уезде было создано несколько народных столовых, перераспределены среди крестьян имеющиеся хлебные запасы и проведен ряд других мероприятий по борьбе с голодом. Но голод свирепствовал, несмотря на проводимые мероприятия со стороны общественных организаций. Во многих крестьянских хозяйствах хлеба совершенно не было, хлеб пекли из лебеды и разных трав, перетертых в мучную массу.

В июле 1891 г. экстренное заседание уездного земского собрания в г. Лукоянове определило стоимость ссуды для прокормления голодающего населения в 4 700 000 рублей. Земцы вынуждены были перед лицом неоспоримых фактов признать абсолютный неурожай и полное отсутствие каких-либо продовольственных запасов в уезде. Даже земские начальники Струговщиков и Пушкин стали доказывать, что 99 процентов населения должны получить ссуду. И предводитель дворянства Лукояновского уезда М. А. Философов писал начальнику губернии: "Можно безошибочно сказать, что если помощь не придет своевременно, то, кроме голодной смерти, преступлений и проч., ожидать ничего нельзя".

Однако, местные дворянские "зубры", славившиеся своим реакционным консерватизмом, вскоре отказались от своих прежних требований и открыто начали борьбу против общественных организаций, желавших помочь голодающим. Пушкин, Струговщиков, Обтяжнов, Философов и др., просившие раньше для помощи голодающим ссуду около 5 млн. рублей, стали доказывать, что в уезде никакого голода нет, что им никаких денег не надо, что мужик просто "пьяница" и "лодырь", которого кто-то собрался баловать ссудой.

Крупные земельные собственники, имевшие в своем распоряжении богатые хлебные запасы, не задумывались о том, что рядом с ними от голодной смерти ежедневно умирали крестьяне. Лукояновские помещики, объявив настоящую войну голодающим, высказались против организации бесплатных столовых для населения, хотя на эти цели отпускались соответствующие средства. Такое отношение к крестьянству со стороны "хозяев" уезда усиливало злобу и ненависть бедноты к ожиревшим от народной крови "господам". Таково было экономическое положение крестьян Лукояновского уезда.

Не лучше, если не хуже, обстояло дело с развитием культуры. Вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции Лукояновский уезд представлял собой "темный угол" Нижегородской губернии. В деревенской глуши господствовали всевозможные суеверия и предрассудки. Горе и нужда сопровождали забитого крестьянина на каждом шагу. Его беспомощность перед стихийными силами природы, тяжелым помещичьим гнетом, беспомощность в борьбе с частыми болезнями заставляли крестьянина слепо верить в всевозможные приметы. Где-то в потустороннем мире он пытался "найти" себе заступника. Только с 1827 г. в Лукояновском уезде начинает медленно прививаться школьное дело.

До 1840 г. продолжало оставаться одно уездное 2 классное училище, открытое в 1827 году в г. Лукоянове. В 1841 году количество учебных заведений в узде не превышало четырех начальных школ, в которых обучались в основном дети горожан, купцов и духовенства. За 20 лет, с 1841 года по 1861 год, в уезде было открыто всего 3 народных училища. После отмены крепостного права и с введением в уезде земских учреждений вопросам культуры стали уделять несколько большее внимание. Многое сделал в этом отношении буржуазный либерал Н. И. Русинов - первый председатель Лукояновской уездной земской управы.

С первых дней работы земства он обратил внимание на очень низкое состояние образования в г. Лукоянове и уезде. По его инициативе были открыты школы в г. Лукоянове и уезде, основана общественная библиотека, которой стали пользоваться горожане. За годы пребывания Н. И. Русинова в земской управе, в уезде было открыто 30 народных училищ.

В связи с развитием капитализма требовались грамотные рабочие. Буржуазия была заинтересована в развитии грамотности, но только в известных пределах. В народе же появилось искреннее стремление к грамотности. Крестьяне при каждом удобном случае настойчиво заявляли о необходимости открытия новых народных училищ. В результате некоторых прогрессивных мероприятий земства в 1897 году Лукояновский уезд по числу школ превосходил целый ряд уездов губернии. Однако безграмотность среди населения была еще велика. Если в целом по Нижегородской губернии число неграмотного населения составляло 80 процентов, то в Лукояновском уезде оно составляло 85 процентов.

Но даже и такой высокий процент неграмотных не устраивал лукояновских помещиков. Они были не заинтересованы в "насаждении просвещения" в деревне, были против открытия земских школ. Об этом свидетельствуют факты гонения на просвещение. Земский начальник А. Л. Пушкин (племянник великого поэта) собственной властью закрыл несколько десятков земских школ Лукояновского уезда, придравшись к "недостаточному кубическому содержанию воздуха". Дворяне поддерживали "деятельность" своего коллеги и считали "кубическое содержание" довольно остроумным изворотом реакционеров. Первое среднее учебное заведение (гимназия) открылось в уезде только за два года до Великого Октября. На низком уровне была и постановка медицинского обслуживания. О врачах в уезде, не слышали чуть ли не до середины XIX века.

Больные тифом. Арбузовы. Мерлиновка.jpgВ селах и деревнях орудовали знахари и знахарки. Это были "специалисты" широкого профиля, которые брались "излечить" от всех болезней. С введением земских учреждений уезд был разделен на два участка. В каждом из них было по одному врачу и по четыре фельдшера. Кроме того, в обоих участках было 23 оспопрививателя и две повивальных бабки. В г. Лукоянове был казенный врач и городская повивальная бабка. Вот и весь медицинский персонал уезда в конце прошлого столетия. В деревне болезни были частым явлением. Существующие больницы и незначительный состав медицинских работников в них не могли обеспечить население одного из крупнейших уездов губернии соответствующей медицинской помощью.

Народная столовая в г. Лукоянове.jpg В начале XX века условия жизни трудящихся Лукояновского уезда ухудшились еще больше. 1903 год оказался неурожайным, в 1904 году посевы хлебов сильно пострадали от града. Жить было буквально нечем. Крестьяне массами голодали, налоги платить не могли. Соха, косуля, деревянная борона и в эти годы оставались единственными орудиями в крестьянском хозяйстве.

Все чаще и чаще можно было слышать разговоры об оскудении деревни. "Крестьянство год от году беднеет, - говорили в эти годы языковские крестьяне, - земли стало мало, скота у многих по тощей коровенке, навозу нет и большей частью поля лежат без навоза, а о прошлых урожаях помину и совсем нет. Не только жнейку купить, но и серп-то покупают под работу - на наличные не могут". Все это приводит к тому, что в деревне усиливается волнение. Ещё до 1905 года в течение ряда лет проходили столкновения крестьян д. Иванцево с управляющим экономией графа Протасова-Бахметьева.

В 1905 году Лукояновский уезд стал одним из главных очагов аграрного движения в Нижегородской губернии.

В своей работе "К деревенской бедноте", разбирая вопрос о росте крестьянского движения в России в начале 900-х годов, В. И. Ленин писал: "Крестьяне не вынесли безмерного угнетения и стали искать лучшей доли. Крестьяне решили, и решили совершенно правильно, - что лучше умереть в борьбе с угнетателями, чем умирать без борьбы голодной смертью".

Мощным толчком к широкому размаху крестьянского движения явились революционные выступления пролетариата после "Кровавого воскресенья" - 9 января 1905 года. Топоры лукояновских крестьян застучали по стволам нетроганного помещичьего леса, запылали дворянские экономии, винокурные и конские заводы, а их владельцы Русиновы, Демидовы, Гориновы, Протасовы-Бахметьевы, Приклонские и Мессинги отсиживались в Лукоянове, коротая время в "номерах с биллиардами" бессменного лукояновского городского головы Лукина. Нарастанию крестьянского движения в Лукояновском уезде способствовали такие причины, как малоземелье, высокие арендные цены, уверенность крестьянина в переходе к нему помещичьих земель.

Известную роль играли и причины чисто местного характера. В уезде не было семян, стояли высокие цены на муку, особенно бедствовала Шутиловская волость - "Лукояновская Камчатка". Многие крестьяне лишились лошадей и коров, забивали свиней и мелкий рогатый скот. Все это шло на рынок, на приобретение семян или муки. На 1-е сентября 1904 года поголовье окота в уезде по сравнению с предыдущим годом сократилось на 11822 головы. Крестьяне требовали увеличения платы за сельскохозяйственные работы в экономиях. В апреле начались открытые народные выступления против помещиков.

В секретном донесении нижегородского губернатора в департамент полиции от 7 мая 1905 года отмечается "брожение среди крестьян" сел Иванцева и Шандрова, деревень Ульяновки и Баевой. Губернатор указывал, что в Сергачском и Лукояновском уездах губернии, где "население преимущественно земледельческое, а отчасти малоземельное, почему всякие аграрные вопросы волнуют крестьян и при наличии преступной пропаганды могут вызвать более или менее серьезные беспорядки".

Унтерберг не ошибся. Свыше 300 крестьянских выступлений было зарегистрировано в течение 1905 года в Нижегородской губернии, из них более половины приходилось на долю Лукояновского, Сергачского, Арзамасского уездов. В связи с растущим брожением среди крестьянства по требованию лукояновских помещиков в уезд была послана полурота солдат из Н. Новгорода. Но губернским и уездным властям все труднее было приостановить возрастающую волну крестьянских волнений.

В 1905 году крестьянское движение охватывает большую часть уезда, а к концу года достигает своего наивысшего подъема. Наиболее острая форма борьбы заключалась в разгромах помещичьих усадьб. Так выступали крестьяне сел Шандрова, Б. Болдина, Иванцева. В волостях Протасовской, Н. Слободской, Оброченской, Салдомановской было наибольшее количество поджогов и разгромов помещичьих имений, увоз хлеба и сена из них, а также прямых столкновений с полицейскими силами. Присоединение рабочих и служащих железнодорожных станций Лукоянов, Н. Дар, Ужовка, Оброчное, расположенных на территории уезда, ко всеобщей забастовке железнодорожников, послужило сигналом к массовым крестьянским выступлениям.

Почин положили крестьяне с. Шандрова, разгромив полностью имение ненавистной помещицы Мейендорф. Не менее острыми были столкновения крестьян с. Иванцева с помещиком Протасовым-Бахметьевым.

До 300 дес. земли Протасов-Бахметьев сдал в аренду иванцевским крестьянам и до 80 десятин - крестьянам с. Ульянова. Арендованные земли обрабатывались трудом крестьянина, а половина собранного урожая поступала в распоряжение барского двора. В его же пользу поступала и вся солома. Кроме того, крестьяне арендовали землю и для выгона скота, внося при этом тяжелую плату (по 210 рублей в лето).

Даже сам лукояновский уездный исправник признавал тяжелые условия жизни крестьян. В рапорте Нижегородскому губернатору в апреле месяце 1905 года он писал: "При таких нелегких условиях аренды крестьяне получают за свой труд ничтожное вознаграждение и, имея свой малый земельный надел, им приходится переносить немало притеснений со стороны управляющих экономией..." На требование крестьян с. Иванцева об улучшении их жизни главноуполномоченный помещичьего имения Н. Н. Гагарин ответил отказом. Жизненные условия существования крестьян остались прежними. Это приводило к росту революционных настроений, особенно среди бедноты. Развернулась активная борьба крестьян в селах Ушакове, Рождественное, д. Баевой, Бугры, Ивашевке. Крестьяне косили помещичьи луга, рубили лес, захватывали дворянское имущество, громили экономии. В середине ноября 1905 года забастовали служащие почтово-телеграфной конторы г. Лукоянова.

Редкие селения не участвовали в крестьянской борьбе. Долго воздерживались от активной борьбы крестьяне с. Иванцева. Но и они 22 декабря составили приговор, чтобы немедленно отобрать овес, находящийся в закромах графа Протасова-Бахметьева, в свою пользу.

После этого толпа крестьян направилась в имение графа тремя большими колоннами по 200 человек в каждой. Имение охранялось 30-ю полицейскими стражниками. Когда крестьяне подошли к имению, пристав Успенский, стоявший во главе полицейских, дал команду: "Стрелять по бунтовщикам!" Защелкали оружейные затворы в руках озверевших стражников, раздались выстрелы. В результате два крестьянина были убиты и трое ранено.

Но пулей и ружьем трудно было сломить поднявшееся на борьбу крестьянство. Некоторые помещики, боясь крестьянского движения, готовы были пойти на уступки крестьянам. В "Нижегородской крестьянской газете" в декабре 1905 г. в корреспонденции из Лукояновского уезда сообщалось, что в имении Филатова (20 верст от Починок) местные крестьяне пришли к помещику и потребовали хлеба и земли. Филатов удовлетворил их просьбу, выдав им на каждую душу по 10 пудов ржи и отведя по десятине земли, которая прежде входила в аренду. В имении Философова крестьяне отобрали в свою пользу помещичий окот. Борьба крестьян принимала все более отчетливый политический характер.

Лукояновская социал-демократическая группа устраивала в г. Лукоянове митинги, раскрывая перед крестьянами смысл происходящих событий в стране. Первый митинг социал-демократы организовали в г. Лукоянове по поводу Манифеста 17 октября 1905 года. Руководствуясь указаниями Нижегородского комитета РСДРП, члены организации раскрывали крестьянам сущность манифеста, который был ловушкой со стороны самодержавия. Под влиянием рабочего движения и агитационно-массовой работы большевиков росло революционное сознание лукояновской бедноты.

Из среды крестьян выделялись вожаки революционных выступлений, пропагандисты и агитаторы. Они распространяли листовки Нижегородского комитета РСДРП по селам и деревням уезда, выступали в защиту крестьянских интересов на организованных ими под руководством социал-демократов собраниях и митингах.

Революционная рабочая партия призывала крестьянство к организации вооруженного восстания. Она звала к борьбе против ненавистных помещиков и царских чиновников, к борьбе за полную ликвидацию царизма.

С этой целью в июле 1906 года арзамасской социал-демократической группой, которая к этому времени имела связь с 73 деревнями Арзамасского, Лукояновского и других прилегающих к г. Арзамасу уездов, был созван крестьянский съезд. Съезд проводился тайно, в Ивановской роще - недалеко от города Арзамаса. Социал-демократы хитро обманули жандармов, распустив слухи о том, что в Протопоповом лесу собираются подпольщики. Отряд стражников бросился туда на поиски "крамольников".

Пока царские ищейки шныряли по Протопоповому лесу, в Ивановской роще крестьянский съезд вырабатывал требования по аграрному и другим вопросам. Здесь же была принята резолюция о подготовке вооруженного восстания. На съезде присутствовало около сорока делегатов, в числе которых были представители социал-демократической группы г. Лукоянова и сел С. Иванцева и Н. Иванцева. Важную роль в революционном движении в уезде сыграли большевистские листовки и прокламации, издаваемые Нижегородским комитетом РСДРП. Листовки неоднократно появлялись в селах Иванцеве, Болдине, Пикшень, Василев-Майдане, в г. Лукоянове. Вечером 19 ноября на улицах г. Лукоянова были разбросаны листовки с заголовками: "Действуйте дружно, братья-крестьяне!"

Через нелегальную литературу социал-демократическая партия открывала крестьянскому населению глаза на истинный ход происходящих событий. Царские власти обнищавшему крестьянству объявили самую настоящую войну. По уездам Нижегородской губернии свирепствовали полиция и войска. В. начале 1906 года в борьбе с крестьянскими выступлениями участвовало 7,5 батальонов пехоты, 7 эскадронов, кавалерии и 4 батареи. Царские власти, опираясь на буржуазные и кулацкие элементы деревни, жестоко расправлялись с революционно-настроенными крестьянами. Но крестьяне не прекращали борьбы. 20 июля 1906 года крестьяне д. Ивашевки захватили в свои руки снопы с поля помещика Дурнова. 1 августа 1906 года они подожгли имение помещицы Лютер. Пожар уничтожил помещичий амбар с хлебом. Сгорело около 3000 пудов.

Однако крестьянское движение, охватившее Лукояновский уезд, стало заметно падать. Но борьба с царизмом не прекращалась, она приобретала пролетарский характер. В уезде по-прежнему разъезжали казаки, квартировали войска. Даже в августе 1907 года губернатор, указывая начальнику Нижегородского гарнизона о "тревожных" настроениях в Макарьевском и Лукояновском уездах", предлагал "пройти разъездами солдат по указанным уездам".

После революции 1905 года крупные земельные массивы по-прежнему находились в руках помещиков, монастырей и церкви. Разоряющаяся деревня все более выталкивала в города рабочую силу, пополняя армию безработных. Только в 1910 году волостными правлениями Лукояновского уезда было выдано населению 19 тысяч паспортов! Процесс раскрестьянствования усилился сразу же после введения столыпинского земельного закона. В 1913 году 22 процента крестьянских хозяйств не имели крупного рогатого скота и четверть хозяйств было безлошадных.

Столыпинская реформа не ликвидировала остатков крепостничества. Реформа лишь усилила расслоение крестьянства и обострила классовую борьбу в деревне. Разрешить аграрный вопрос, как основной вопрос буржуазно-демократической революции 1905-1907 гг., могла только новая революция.

Начавшаяся в 1914 году империалистическая война всей своей тяжестью легла на плечи крестьянства. Многие мужчины были мобилизованы в армию, а крестьянские хозяйства оставались на попечение стариков, женщин, подростков. Взято было много рабочего скота, резко сократились посевы.

http://lukovzasocializm.narod.ru/
Последнее редактирование: 25 Февраля, 2022 - 13:39:17 (opergs)

Комментарии

Пока нет комментариев

Наверх